Главная » Статьи » Культура и традиция

ИСТОРИЧЕСКИЕ ЛИЦА В НОГАЙСКОМ ФОЛЬКЛОРЕ КАПАЕВ ИСА СУЮНОВИЧ
16 июл 2018 в 0:21

Коьтен-баьтир – мифологизированное имя известного истории кипчакского (половецкого) хана. Имя хана упоминается в эпических песнях и прозаических преданиях. Имя титульное, данное из-за принадлежности кипчакскому роду коьтен-кипчак. Коьтен означает: зад, задняя кишка животного. Род назывался так из-за того, что на тризнах и пирах его представителям доставалась задняя (почетная, лакомая) часть жертвенного животного. Котен-хан (хан Котян) хорошо был известен в истории Древней Руси, Болгарии, Венгрии и Византии. Он более тридцати лет провел в седле, воюя в различных странах. Будучи молодым, еще в 1204 году, Котен-хан возглавлял болгаро-половецкое войско и при Андрианополе остановил крестоносцев, до этого захвативших Константинополь. Благодаря его военному таланту европейское рыцарство было разгромлено, а сам Котен-хан взял в плен латинского императора Балдуина (Гумилев Л. Н., Древняя Русь и Великая степь, Москва, 1993 г.). Воины Котен-хана «особо неистовствовали перед латинянами и греками». Плененный Балдуин был заключен в болгарскую крепость Тырново и там скончался. В 1223 году Котен-хан стоял во главе кипчаков и совместно с русскими князьями сражался на Калке против чингизхановых полководцев Субатая, Джебе и редко упоминаемого в истории конграта Тогучара. Как известно, та битва из-за несогласованных действий была проиграна. Но Котен-хан, уйдя на Волгу и объединившись там с войском булгар, дал отпор чингизидам. Тогда прославленные полководцы Чингиз-хана потерпели одно из первых поражений. Позже, в 1232 году, они хотели взять реванш, но опять были побеждены объединенным войском кипчаков и булгар. Котен-хан отличился и в том сражении.
В 1236 году чингизиды на курултае (съезде) приняли решение окончательно завоевать кипчаков и пленить их самых знатных людей. Войска возглавлял сам каган Менгу-хан. Во главе передового корпуса был хорошо известный русской истории Бату-хан (Батый). В этот раз чингизиды напали с разных сторон, из-за чего правители булгар и кипчаков не смогли объединиться и противостояли врагу разрозненными силами. Эта тактика принесла чингизидам успех, они за короткое время покорили много областей на Северном Кавказе, в междуречье Волги и Дона, завоевали Булгарское государство на Волге и ряд русских княжеств. Котен-хан, собрав кипчакскую конницу, готовился встретить врага за Доном. Бату-хан пошел в обход и, захватив Чернигов и Киев, лишил Котен-хана основных союзников. Надо сказать, что дочь Котен-хана была замужем за известным в русской истории Мстиславом Удалым, и хан очень надеялся на поддержку русских князей. Отступая на запад, Котен-хан самолично посетил Венгрию и вошел в сговор с тамошним королем Беллой 4. Король Венгрии согласился принять кипчаков, но поставил условие, что степняки примут веру и вступят в лоно католической церкви. Котен-хану было ясно, что без поддержки извне война будет проиграна, но он надеялся на то, что в союзе с венгерским королем сможет опрокинуть завоевателей. Поэтому, пойдя на крайнюю меру, он привел в Венгрию 40 тысяч кипчаков – на условиях венгерского короля. Кочевники были расселены в окрестностях Пешта. К ним сразу прибыли проповедники. Степняки, хотя и беспрекословно подчинялись своему хану, смену веры восприняли неоднозначно. Да и в Венгрии союз с Котен-ханом вызвал недовольство среди магнатов. Даже когда Белла 4 женил своего сына на дочери хана, венгерские и немецкие рыцари вынудили короля посадить Котен-хана со всем его семейством в тюрьму. Котен-хан хотел объясниться с королем Беллой 4, но рыцари, решив предупредить такую возможность, ворвались в тюрьму, обезглавили все семейство, а головы повыбрасывали через окна замка. Кипчаки, узнав о происшедшем, пришли в ярость, стали резать население, разрушать села и города. Убивая венгров и немцев, разъяренные всадники приговаривали: «Это тебе за Котен-хана!» Погубив множество людей, степняки вырвались из Венгрии в Болгарию, с правителями которой издавна находились в родстве их ханы. Оттуда устремились на Балканы и стали подданными Никейской империи. Имя кипчакского хана часто упоминается в русских летописях того времени, его уважительно называют по имени и отечеству: Котен Сутоевич (2, 320–321). Образ Котен-хана отражен в ногайском фольклоре двояко. Так, в эпической песне «Эдиге» легендарный певец Сыбра-йырау, перечисляя ханов, правивших предками ногайцев, осуждает Котен-хана за смену веры и называет его «гяуром». Но в прозаических преданиях, которые сохранила народная память, он остался легендарным воином, эталоном героизма и храбрости. Имя его часто употреблялось и в устной речи. Человеку, совершившему бесстрашный поступок, часто говорили: «Сен Коьтен-баьтир экенсинъ!» («Ты, оказывается, Котен-батыр!»). Известный ногайский ученый Джелалдин Шихмурзаев в 70-е годы прошлого столетия записал в ауле Каясула Нефтекумского района Ставропольского края сказание «Кобек-батыр и Котен-батыр», которое является отголоском раннего предания, записанного арабскими хронистами Нувейры и ибн-Халдуном из уст проданных в рабство египетских мамлюков-кипчаков. Сказание в записи Джелалдина Шихмурзаева опубликовано в сборнике «Ногайские сказки» (1). Оно представляет собой образец оригинального песенного фольклора. Фрагмент из сказания «Песня Котен-батыра» обработан автором данной статьи.

Песня Котен-батыра Когда кипчакского хана Асбия загнали в горы, вражеское войско, возглавляемое Карабатыром, пошло на Котен-батыра. Враги, сжигая города и села, захватывая в плен женщин и детей, угоняя скот, вышли к Тену (Дону). Котен-батыр с войском ожидал неприятеля на берегу величавой реки. Дозорные всадники донесли ему о приближении несметного войска. Котен-батыр не торопясь надел на себя синюю кольчугу, взял свой закаленный в битвах клинок и, подойдя к своему аргамаку Алаяку (Пестроногому), протяжно запел песню:

Алаягым, арысанъ,
Тенди бойлап токташы.
Сувсынъа сув берейим,
Емеге ем берейим,
Карсыласкан явды биз
Куьш салысып коьрейим.
Алаягым, Алаяк,
Дуныяда не калаяк?
Баьтирлик иси болмаса,
Данъкым элге толмаса.
Каьрим болган баьтирлик,
Яным болган кара халк.
Баьтир эки тувмайды
Айтаягым актан ак!
(Мой Алаяк, устанешь –
На берегу Дона остановись.
Водою тебя напою,
Кормом тебя накормлю.
С наступающим на нас врагом
Надо мне силою померяться.
Алаяк мой, Алаяк,
Что от нас на этом свете останется,
Если не богатырским подвигом
Добытая слава нашей родины?
Ратному делу всего себя посвятил,
Душу народу я отдавал.
Разве герой дважды рождается?
Сказанное мной – святая истина.)

Батыр вскочил на коня и помчался на врага впереди своего войска. Копыта Алаяка земли не касаются. Ноздри раздув, грызет удила скакун и врезается во вражескую гущу. Котен-батыр с правой и левой стороны валит саблей с плеч по сорок голов. И сквозь ряды пробивается к вражескому предводителю. Кара-батыр тоже не из трусливых, не прячется за своими охранниками, вынув саблю, выезжает навстречу. Котен-батыр, усмехнувшись, встречает его песней:

Кара-батыр сен болсанъ,
Коьтен-баьтир мендирмен.
Сондай болган баьтирдинъ
Басын алар эрдирмен.
(Если ты могучий, Кара-батыр,
Я перед тобой – Котен-батыр.
Запомни, что на тебя смотревший,
Голову тебе снесший, – это я, мужчина.
Подстрочный перевод – И.К.)

После этих слов он как вихрь налетел на врага. Воины не успели моргнуть глазом, как голова предводителя полетела на землю. Не успели голову на земле разглядеть, как Котенбатыр наколол ее на копье и, подняв над собой, помчался сквозь ряды сражающихся воинов. И свои, и враги остановили сечу: – Вот он какой, Котен-батыр! – произносили уста воинов с обеих сторон.
https://vk.com/nogayastr?w=wall-129742418_10267
Категория: Культура и традиция | Добавил: тоньюкукк (24 Июля 2018)
Просмотров: 172
Всего комментариев: 0
avatar